Хождение с крестом на Черемшане

«Вифлеемъ - Дом Хлеба»
Выпуск 7 (октябрь 2013)

Хождение с крестом на Черемшане

v07003-01

Санаторий «Пещера монаха». У ворот - несколько автомобилей и автобус.

Подъехали не все сразу: автобус задержался в Хвалынске из-за заминки, вышедшей с водителем.

Вереница машин растянулась по пути у санатория «Родник», ибо к Поклóнному Крестý, находящемуся в его ограде, молящимся войти не позволили…

Постепенно люди выходили из машин и собирались вместе: священники облачи́лись в ри́зы, миря́не были в старинной русской одежде.

v07003-02

Среди собравшихся выделялась высокая худощавая фигура человека с длинной седой бородой, одетого в белоснежный клобýк (такие увидишь на древних иконах) и епи́скопскую мáнтию.

v07003-03

Все собравшиеся хорошо знают, кто это.

Предстоятель Русской Церкви, старообрядческий Первосвяти́тель, митрополи́т Московский и всея Руси Корнилий приехал из Москвы, - как всегда, обычным поездом и без охраны. Некоторых это иногда удивляет… К нему то и дело подходит кто-нибудь: либо получить благословéние, либо о чём-то спросить.

v07003-04

Постепенно все встали в своём порядке. И никто даже не удивляется: на фоне автомобилей эти люди в старинных нарядах казались такими же незыблемыми и постоянными, как непоколебимы эти горы и спокоен лес. Эти люди здесь свои, они родные этим местам. И сразу видно, что и машины, и отдыхающие, и пляж с полуголыми туристами - все они гости, всё это на время.

«Господи Исусе Христе, Сыне Божии, помилуй нас!» - раздались слова молитвы, звучавшие здесь векáми. «Аминь» - отозвались все, и им как будто вторил сам лес. 
Положив «начал» (прихóдные поклоны, которыми начинается любое молитвенное правило и всякая церковная служба), все двинулись через ворота внутрь санатория.

Сегодня этот санаторий носит название «Пещера монаха». Несколько лет назад это была одна из профсоюзных здравниц под названием «Черемшаны-1», а до того тут были пионерские лагеря, организованные на месте разорённых монастырей. 
Есть свидетельства о том, что старообрядцы-отшéльники жили здесь ещё в середине семнадцатого века. Именно здесь, на Черемшане, и на Сосновом острове постригались в иночество тайные чернецы́, бежавшие от нови́н нечести́вого патриарха Никона и от гонений ополчившихся на Старую Веру царей. Эти сведения сохранились в допросах того времени, которые учиняли при следствии странствующим и́нокам-старовéрам. Но кто знает, за сколько веков до того поселились там первые чернори́зцы?...

Под пение успéнских ирмосов процессия спокойно проплыла мимо нового санаторского пляжа.

v07003-05

Впереди - фонарь со свечой…

«Свéт христóв просвещáет всéх!»

Следом - Крест…

«Крéст - храни́тель всéй вселéнней…»

За Христом, распятым на Кресте - как за Пáстырем овцы - следует вся Церковь…

«Крéст - красотá церкóвная…»

v07003-06

Христос, Царь царствующих и Госпóдь господствующих, царствует во славе. И Своё Царство он установил Крестной смертью Своей…

«Крéст - царéм держáва…»

Для всякого истинного християнина жизнь - Христос, а смерть приобретение…

«Крéст - вéрным утвержéние…»

Áнгелы Госпóдни удивляются и благоговéют, желая проникнуть в тайну спасения грешников Кровью, пролитой на Кресте…

«Крéст - áнгелом слáва…»

Все бесы трепещут, видя, как Спаситель победил их злобу Крестом и истребил на нём жало смерти и силу греха…

«Крéст - бесóм я́зва»

За Крестом, как за Учителем ученики, следуют иконы Богорóдицы и святых. Среди этих икон - óбраз преподóбного исповéдника Серапиона Черемшанского
Это Церковь торжествýющая, которая уже со Христом на Небе…

«Святи́и вси́, моли́те Бóга о нáс!»

За иконами - Евáнгелие…

«Покáйтесь и вéруйте в Евáнгелие!»

v07003-07

За Евáнгелием - Предстоя́тель Церкви воинствующей, архиерéй, на плече которого омофóр, знак того, что он, архипáстырь, несёт погибшую овцу в стадо Пастыреначáльника Христа…

«Благодари́м тя́ Христé Бóже нáш, я́ко извóли поми́ловати истлéвшее страстьми́ человечéское естествó. И заблýждьшее волкохи́щное овчá обрéте, и на рáмо восприи́м, ко отцý принесé, и с небéсными совокупи́в си́лами»

С ним свящéнники, диáконы и чтецы́, служащие Олтарю́ Христóву…

«Свящéнницы Твóи Гóсподи облекýтся в прáвду, и преподóбнии Твои́ возрáдуются»

И с ними весь народ:

«Рóд избрáн, цáрско свящéние, язы́к свя́т, лю́дие обновлéния»

v07003-08

Отдыхающие провожали идущих долгим взглядом. Неожиданно в их комфортный и благополучный мир проникли люди из совсем другого, чужого мира, и без слов, своим появлением, внесли в этот мир беспокойство и тревогу. 
Наверное, таким же долгим взглядом, так же удивлённо и встревоженно смотрят обитатели нетронутого заповедника на спускающихся с неба парашютистов… Столько непонятного, столько чýждого, о чём не рассказывали в советских школах и о чём не говорят по телевизору!...

Но эти горы и лес узнают идущих. Они помнят пришедших. Привечáют своих знакóмцев. Они знают, отчего все приезжающие сюда получают облегчение и исцелéние от своих болезней. 
Врачи теряются в догадках относительно целебных свойств Черемшана: кто-то ищет особые вещества в почве, кто-то предполагает специфическую «ионизацию» воздуха. Земля же эта тайно хранит нетлéнные мóщи святы́х, а в этом воздухе ещё не развеялось дыхание, в котором при каждом вздохе изливалась молитва. Эти горы не так давно ещё отзывались эхом на те же песнопéния, и те же «словесá жива» звучали между этих сосен, наполняя верой сердца подвижников и освящая всё вокруг.

Возле старой столовой все остановились. Несшие крест, иконы и Евáнгелие стали с восточной стороны, а молящиеся - напротив них. «Начало молéбну» поётся именно здесь. Это особое место. Все, кто здесь отдыхал, знают эту столовую: старое здание дореволюционной постройки, два этажа, в пристройке процедурные кабинеты. Нынешние хозяева подумывают о том, не снести ли это здание: оно стои́т пустым, никак не используется и постепенно разрушается. Сколько смен питались в этой столовой пионеры, сколько сезонов подкреплялись оздоравливающиеся и отдыхающие! Обычное здание. Кирпич и дерево. Простая двускатная крыша.

v07003-09

«Здесь, в этом здании, были устроены два храма, - рассказывает один из священников. - Оба в честь Богорóдичных праздников: на первом этаже - Покрóвский храм, а верхний был в честь Успéния. Эту церковь основал преподóбный исповéдник Серапион, а освящали его вместе с ним и саратовским епи́скопом три других исповéдника: Аркадий, архиепи́скоп Слáвский, Генадий, епи́скоп Пермский, и Конон, епи́скоп Новозы́бковский.

Эти три человека провели в среднем по двадцать лет в Суздальском тюремном замке только за то, что были старообрядческими епи́скопами. Этого было достаточно, чтобы заточить ни в чём не повинных людей. Единственное, что им нужно было для освобождения, - отречься от Старой Веры и отказаться от своего епи́скопского сáна. Но не сломались, не отреклись страдальцы…

Их освободили после того, как Лев Толстой случайно узнал о них и о нелепой жестокости, с которой они содержатся, и подал недавно вступившему на престол Александру III прошение об их освобождении. Тот был удивлён и возмущён непрáведным заточением архиерéев, которое длилось десятилетиями при бывшем “царе-Освободителе”. Последовал указ: немедленно освободить страдальцев.

После выхода из темницы они прожили совсем недолго, но успели освяти́ть эту церковь. Они приехали в обитель к тому, кто знал, чтó им пришлось перенести. Преподóбный Серапион сам провёл три года в хвалынской тюрьме - тоже за веру.

Как-то во время литурги́и в домóвую церковь, где тайно совершалась служба насéльниками Черемшанской оби́тели, ворвались полицейские и, как бандитов или убийц схватили безобидных и́ноков и посадили в тюрьму. 
Пока длилось расследование, начальник тюрьмы настолько проникся уважением к отцу Серапиону, что разрешил принести ему в камеру иконы, книги и облачéния. Как писал позже один историк, тюрьма превратилась в храм Божий - с тем только отличием, что теперь моли́твенникам не нужно было опасаться ареста... А на Пáсху в тюрьму пустили всех желающих! Такой вот был праздник…

При освящении храма с древнейших времён на Престóле в олтарé полагают мóщи мýчеников. А в олтарé этой церкви произошло необыкновенное: мóщи древних святых, замученных за Христа, полагали живые страдальцы и свидетели Его, не отрекшиеся от Егó И́мени!

v07003-10

Вокруг храма были кéльи и́ноков. А в этом доме на втором этаже, вот там, где белые окна, была кéлья Серапиона…»

v07003-11

Вот зазвучали слова молéбна преподóбному Серапиону, Христову исповéднику, и молящиеся двинулись к цели своего похода - к пещере, в которой долгое время жили и молились черемшанские отшéльники.

«И́же на земли́ áнгел, и небéсныи человéк, и прáвило добродéтелей, Серапиóне премýдре, любóвию взы́де ко И́стинному Животý, и моли́твами твои́ми избавля́й от смéрти душá нáша!»

Скрылась из виду церковь, основанная Серапионом, и кéльи, в которых жили чернецы́.

«Преподóбне óтче и исповéдниче Серапиóне, моли́ Бóга о нáс!»

Вскоре дачки и домики остались позади, и идущим распахнул свои объятия Черемшанский лес. Лес на Черемшане необычный: светлый и тёплый. Говорят, американские специалисты по лесовéдению, посетив его, были весьма удивлены: нигде в мире такого тёплого леса они не встречали… Удивительный лес - освящённый молитвами и пóдвигами старовéрческих монáхов - этих остáльцев древней Святой Руси.

Дорога пошла в гору. Этими тропинками ходил и преподóбный Серапион, когда вернулся в Россию из Турции - из вынужденных скитаний, вызванных гонениями. Он-то и основал мужскую оби́тель у речушки Черемшан.

«Свети́льниче пресвéтлыи и́стины Христóвы, вéру неблáзненую до концá соблюдé, óтче богоглагóливе, отвéрг éреси зловéрных хýльник, и погаси́ плáмень плотски́х страстéй, тéм я́ко угóдник Христóв всéх просвещáеши»

День выдался погожий. До этого здесь был дождик, земля ещё не совсем высохла, но небо уже ясное и солнце уже немного припекает. А в лесу прохлада и тишина… Корабельные сосны стоят, вытянувшись к небу, и воздух такой прозрачный.

«Преподóбне óтче и исповéдниче Серапиóне, моли́ Бóга о нáс!»

v07003-12

Но даже в прохладе леса от крутого подъёма в гору на лицах идущих выступает пот. И явлются мысли: 
«А как престарелые и слабые и́ноки носили воду, каковó было в той пещере на горé? Им ещё приходилось молиться и́ноческое моли́твенное прáвило каждый день, а это по четыре часа молитв и поклонов. 
А преподóбный Серапион ещё и литургию́ служил каждый день. Это значит, не только прáвило, но и к Причáстию готовился, и весь суточный Богослужéбный “круг” молился, а это - ещё часов десять...»

v07003-13

«Преподóбне óтче и исповéдниче Серапиóне, моли́ Бóга о нáс!»

преподобный Серапион ЧеремшанскийИ все приходящие к Серапиону с просьбами получали просимое - никто не уходил с пустыми руками. 
Каждый думает: «А смог бы я так?» И иконóм монастыря ругал всегда преподóбного за излишнюю, по его мнению, расточительность.

«Преподóбне óтче и исповéдниче Серапиóне, моли́ Бóга о нáс!»

И когда почи́л преподóбный, кто-то написал: «Закатилось солнце черемшанское». И попрощаться с ним приехали две тысячи гостей отовсюду, откуда можно было добраться.

«Свети́льнику пресвéтлому, речéся под спýдом некры́тися, и прояви́ Гóсподь, Серапиóне, мóщи твоя́ нетлéнныя»

Он и теперь светит нам.

Через десять лет после погребéния, его мóщи обнаружили не истлéвшими.

И мы, запятнанные грехами, просим теперь его: как тогда он никому не отказывал, так и нам подáть проси́мое.

«Вся́кия злóбы причáстнику, дáруй ми́ твои́ми моли́твами, грéх мои́х ошáятися, и причасти́тися нетлéнныя пи́щи»

v07003-15

Тем временем, тропа выводит нас на поляну, с которой открывается удивительный вид на склоны окрестных холмов и широко раскинувшуюся Волгу.

Как будто нарóчно устроил кто-то это место, чтобы идущие крéстным хóдом от черемшанской церкви к пещере могли остановиться и прочитать Евáнгелие.

«Прииди́те ко мнé вси́ труждáющиися и обременéнии, и áз покóю вы́. Возми́те и́го моé на себé, и научи́теся от менé, я́ко крóток éсмь и смирéн сéрдцем, и обря́щете покóй душáм вáшим. И́го бо моé блáго, и брéмя моé легкó éсть.»

v07003-16

На поляне чувствуется, как уже припекает солнце.

«Слáва тебé, Гóсподи!»

v07003-17

Все продолжают путь. Тропинка уходит в лес и всё круче в гору. В лесу прохладно.

«Тéмныя дéбри черемшáнския, пáче сóлнца просвети́л еси́, сия́нием пóдвиг твои́х преподóбне. И пусты́ню грáд содéлал еси́, сóнм и́ноких сóбрав. Ми́лостынею неоскýдною, нá небесех сокрóвище стяжáл еси́, идéже веселя́ся, Серапиóне блажéнне, моли́ за пою́щия тя́!»

Тропа становится совсем крутой, но все идут ровно. Никто не отстаёт - ни дети, ни старики. Женщина из Балаково, перед самым Крéстным Хóдом взявшая «больничный» из-за сильных болей в спине, забыла об этом - ничего не болит! И уже легко ей нести в гору икóну Богорóдицы…

«Темни́чное томлéние, я́ко чáшу мéдвяну, испи́л еси́ препóдобне...»

Как же хорошо в этом лесу! И как тяжело было преподóбному сменить это место на тюрьму!

«Áще ýбо телéсне, иногдá затвори́ся в темни́це, страдáльче Серапиóне, обáче дýхом свобóдным непрестáнно прославля́ше Содéтеля…»

Тут же вспоминаешь поговорку: «Не место украшает человека, а человек место». Он и в лесу, и в пýстыне, и в темнице был светильником.

«Тéм же и темни́ца твоя́, во свéтлую цéрковь претвори́ся...»

Разве может смерть повредить тому, кто при жизни уже умер для греха и страстей?! Разве может тот умереть, кто живёт с Воскресшим Христом! И после телесной смерти его земное тело не тлéло, и сейчас, по его молитвам и молитвам других святых подви́жников, многие люди получают в этом месте цельбу от разных болезней.

«Преподóбне óтче и исповéдниче Серапиóне, моли́ Бóга о нáс!»

Тем временем, тропа выводит почти на самую вершину горы́.

«Еди́ныя вы́шния рáдости от ю́ности вожделéв блажéнне, вся́каго мирскáго наслаждéния ошáятися себé понýди, и́нок бы́сть и́стинен, и и́нокующим отéц яви́ся, и предстáтель за чтýщия тя́»

Вход в пещеру отшéльников

И снова думаешь, кто-то нарочно устроил так расстояние, чтобы к концу молéбна мы приходили к той самой пещере. С самой высокой точки тропы спускаемся по крутой лестнице на небольшую полянку. Она ограничена с одной стороны глубоким обрывом, а с другой - высокой меловой стеной, в которой и открывается устье пещеры отшéльников.

v07003-19На полянке уже сделано поднóжие для установки Креста.

Свящéнство во главе с Митрополи́том внизу на площадке, с ними - часть палóмников, прочие - на лестнице: на площадке не встанут семь десятков людей…

Воздух вновь оглашают святые песнопения.

Большой дубовый поклóнный Крест вздымается над головами людей. Отныне он будет осенять это святое место…

Владыка Корнилиий совершает каждéние вокруг Креста, кропи́т водой его и всех собравшихся.

- Нам ныне трудно себе представить: как можно десятилетиями жить в пещере без элементарных условий современной жизни?- говорит в прóповеди Предстоя́тель. - Как можно обходиться без холодильников, газовых плит, микроволновых печей, тёплых туалетов, водопровода, электричества, отопления?... 
В наше время почти совсем забыто то, что побуждало отшéльников, живших в этой пещере, уходить от мира и уединяться в молитве. 
Они искали Христа. Хотели быть с Ним. Ради Христа они готовы были оставить всё, как Христос оставил Небо, и, воплотившись на земле не имел ничего и отдал жизнь ради нас, ради того, чтобы мы были с Ним. 
Мы пришли сюда на небольшое время. Только раз поднялись и скоро спустимся. Но этим мы показываем, что мы помним о пóдвиге тех, кто молился здесь и подвизáлся духóвно. И мы просим их, чтобы они, предстоя́ ны́не Богу, молились о нас, дáбы и ам сподóбиться стать ближе к Нему…

v07003-20

Люди слушали, и каждый, похоже, думал о своей жизни.

Прислушивались дети, за время прóповеди уже успевшие залезть в низкий пещерный лаз и исследовать всё внутри, и выглядывавшие теперь из пещеры…

Вслушивались гóры, и сосны притихли - давно здесь не звучала такая речь…

Будет ли это уникальным событием? Или, пройдя один раз от храма до пещеры, сюда всё чаще и чаще будут возвращаться эти палóмники, а с ними и другие?

Расцветёт ли снова эта духóвная пустыня?

Загорится ли с новой силой черемшанский светильник?

Не иссякнет ли совсем источник?...

v07003-21

Обратный путь был каким-то задумчивым.

Молились Прáвильные Канóны, потому что предстояла литургия́ в Соснóвой Мáзе, близлежащем селе, где только в окрýге и есть старообрядческая церковь.

v07003-22

Потóм внизу, в санатории «Пещера монаха» в новой столовой был лёгкий обед. Но и обед, и отъезд палóмников из Саратова, Самары, Балакова, Тольятти, Сызрани, и их прощание не заслоняли собой впечатлений от подъёма к пещере, восхождения в гору и пережитого духóвного подъёма.

За этим забывались события довольно бурного утра. Встреча Митрополи́та у краеведческого музея в Хвалынске, приветственное слово директора музея и экскурсия, задержка с транспортом из-за того, что «неожиданно забыли» подать заказанный автобус для доставки палóмников на Черемшан… 
Да и как не «забыть»: староверы мечтают вернуть себе здание черемшанского храма! Не потому ли внезапно оказался заперт и санаторий «Родник», заключив от палóмников поклóнный Крест, поставленный там уже 5 лет назад?... Не князь ли мира сегó нашептал что-то мирски́м людям, чтобы испортить праздник християнам?... 
Но и эти уловки его не смогли помешать торжествý…

С воодушевлением молившиеся набирали с собой воду из черемшанского источника. Он тоже не совсем обычный. Говорят, святóй источник. Вода его не просто очень вкуснá - она совсем не портится и, набранная много лет назад, остаётся свежá и чистá, как будто её сейчас налили. Местные християне хранят эту воду и пьют понемногу для укрепления души́ и тéла.

v07003-23

Всё в этом мире скоротéчно. Настала пора и расставания со святы́м Черемшаном.

Палóмникам предстояла дорога: кто-то поехал далеко домой, а кто-то - на воскрéсную службу в церковь села Соснóвая Мáза.

Митрополи́ту же после архиерéйской литурги́и в сельском храме выдался путь в Балаково - освящать основание строящегося храма - церкви вó имя преподóбного Серапиона, Черемшанского исповéдника и чюдотвóрца, в память о котором и прошёл 27 июля 2013 года этот святой Крéстный ход.

 

v07003-24

Из журнала "Вифлеем - Дом хлеба", выпуск 4, апрель 2012 г.

 

Источник – http://www.blackmonk.ru/vifleem/vifleem07/v07003.shtml